А вот раньше было так...

«Бабушкины сказки»

Когда 24 года назад я растила свою первую дочь, мне порекомендовали вдобавок к грудному питанию давать ей молочную смесь, когда ребенку было 6 недель. В то время еще не был развенчан миф о том, что между кормлениями младенца должно пройти 3-4 часа, а дочка просыпалась каждые пару часов; поэтому было решено, что ей не хватает 225 мл молока за раз. Надо признать, что докорм сделал свое дело, и дочь стала спать по 3 часа, но недавно я узнала от врача, что та смесь имеет повышенное содержание соли и в наше время ее не назначают детям такого возраста.

Прочитав книгу Кристины Хардимент «Совершенные родители: Советы по уходу за ребенком, вчера и сегодня», я поняла происхождение многих мифов в этой области.

Плач также признавали проявлением первородного греха, доставшегося младенцу от Адама и Евы, доказывая таким образом, что дети уже рождаются «плохими».

К 1825 году отношение изменилось.

Миссис Паркс в книге «Домашние обязанности» пишет:

«Плач ребенка нельзя оставлять без внимания. Это глас природы».

Однако в конце XIX века плач стали считать чем-то вроде естественного упражнения, полезного для развития ребенка.

Сэмьюэл Смайлз в 1871 г. сказал:

«Болезненные и слабые дети много плачут и наверняка благодаря этому выживают. Самое первое, что ребенок делает после рождения — кричит; многие дети продолжают кричать и в течение первого года жизни по 4-5 часов в сутки. Невозможно предположить, что весь этот крик — реакция на боль. Вовсе нет! Дети кричат в отсутствие физической нагрузки — для упражнения».

Другой современник этого

В начале ХХ века по историческим причинам в доме среднего англичанина произошло сокращение прислуги. С этим мы связываем возросшую заинтересованность матерей в том, чтобы спокойно спать по ночам.

Таким образом, актуальность приобрела проблема, как научить ребенка спать.

Тем более, что общая с матерью постель теперь считалась пережитком викторианской эпохи, завершившейся вместе с XIX веком.

«Само собой, прививание младенцу хороших манер и приучивание его к разработанному родителями режиму вызывали много плача!»

Плач уже больше не называли гласом природы; наоборот, считалось, что клин клином вышибают, и склонность к крику надо преодолевать, не поддаваясь на зов малыша.

К счастью, в это же время исследования доказали наличие такой причины плача, как газы, что оправдывало частое пребывание малышей «на ручках», когда мамы с ними нянчились и делали массаж, на что при ином стечении обстоятельств общество смотрело бы неодобрительно!

И снова плач рассматривали как разновидность естественных упражнений — на сей раз для легких младенца.

Вот что говорит «Здравый смысл в детской» :

«Младенец не может говорить и петь, поэтому ему остается только кричать. Если благожелательный некто постоянно мешает природе, беря ребенка на руки при первом писке и отвлекая чем-либо его внимание, легким ребенка грозит в результате неполное раскрытие».

Вошел в моду жесткий график кормления, разработанный Труби Кингом, ведущим педиатром 20-х годов, однако он пришелся по вкусу не всякой матери.

Обычай оставлять ребенка на открытом воздухе с целью максимальной вентиляции легких — тоже детище Т. Кинга.

Хардимент пишет, сколь «тяжким испытанием для британских младенцев оказалось пристрастие их родителей к свежему воздуху, привитое тем новозеландцем, чья страна имеет климат куда более благоприятный для жизни под открытым небом, нежели Англия!»

Здравый подход к проблеме плача представил Чарльз Франкенбург (1922):

«Даже младенец самого раннего возраста скоро понимает, что вы говорите искренне.»

Малыш, который прекращал плакать, как только его взяли на руки, считался «капризным».

А Мари Стоупс (1934) рассказывала историю, которая теперь сошла бы за ужастик — о том, как одна медсестра регулярно будила ребенка и намеренно доводила его до крика, поскольку «плакать полезно»!

Хардимент (1995) наглядно показывает, что на протяжении нескольких столетий общественное мнение колебалось между концентрацией на нуждах ребенка («внимательный» подход) и строгим следованием расписанию («идейный» подход).

Нельзя сказать, чтобы она полностью оправдывала взгляды на уход за малышом, присущие концу ХХ века, указывая на то, что сейчас мы стараемся втиснуть малыша в напряженный порядок своей работы и общественной жизни, и что «средства от плача и нарушения сна у детей по-прежнему занимают внимание родителей и специалистов».

Мне кажется интересным опросить на эту тему представительниц старшего поколения, чтобы получить сведения из первых рук, не отступая в прошлое на полтораста лет!

Филлис (81 год), воспитала трех сыновей. Средний сын (г. р.1947)доставил ей проблемы, которые она не забыла и по сей день!

«Казалось, он кричал дни и ночи напролет. Это началось с самого рождения и продолжалось 6 недель. Доктор советовал оставлять его плакать. Совет медсестры был такой же. Я начала было грудное вскармливание, но потом у меня развился абсцесс, и я была вынуждена его прервать.

К полутора месяцам я потеряла терпение. Я легла в больницу с абсцессом и оставила ребенка своей матери. Она тоже не могла с ним справиться и еле-еле научила его питаться из бутылочки.

Затем о нем стала заботиться моя сестра, у которой он пробыл до 3 месяцев. Наверно, у меня была послеродовая депрессия, хотя в те времена о ней никто не слыхивал. Я была в таком состоянии от его плача, что даже не могла заставить себя помыть голову — такая у меня была слабость. Спасибо, хоть сестра не возражала против того, что на ней лежала забота о малыше — хотя он приносил немало проблем. Он даже пустышку не брал.

Когда сын перешел на твердую пищу, он стал гораздо спокойнее, и плач, наконец, прекратился.

Что мы делали? Следовали совету не брать на руки — тогда все так делали!

На прогулку мы всех детей выносили в сад, подальше от дома, и не обращали внимания на крик — это было решено. В остальное время мы, конечно, баюкали детей, давали им пустышки, клали к себе в постель. Нам помогала советами медсестра, но всех этих журналов для родителей еще не было».

Мэри (72 года) имеет дочь Джанет, с которой было проблематично налаживание кормления:

«Я не могла заставить ее есть. Мы ходили к специалистам. Те проверили посуду на стерильность. Потом провели контрольное взвешивание: малышку взвесили до кормления, потом дали поесть, а потом снова взвесили. В результате нам сказали, что у дочки маленький желудок.

Кроме проблем, связанных с едой, особого плача я не припомню.

Что касается информации о воспитании детей, приходилось справляться самой. Книг и журналов об этом не было».

Хетти (84 года) — тоже мать единственной дочери.

«Я не припомню, чтобы она много плакала. Когда это случалось, я обычно находила причину плача: мокренькая, или голодная, или газики мучают. Обычно достаточно было прижать ее к себе и покачать, чтобы плач прекратился. Когда дочь подросла, она кричала, если ее брали на руки чужие — кричала, пока не отдавали ее мне.

Ее никогда не успокаивала пустышка или бутылочка. Моя семья всегда говорила, что ребенок хочет пить, но она не пила воду. Еще родные предлагали дать ребенку пососать кусочек сахару.

В первые полтора года жизни дочки мы жили с моей мамой, и, может быть, поэтому я не испытывала того крайнего напряжения, которое знакомо молодым родителям: мама очень мне помогала».

Анна начала практиковать как акушерка в 1966 г., и имеет 30-летний опыт общения с молодыми матерями и младенцами:

«Первое и самое главное в уходе за малышами никогда не менялось.

Я говорю о том, что для успешного общения с ребенком нужно чувствовать себя уверенно. Если человек, осуществляющий уход, перевозбужден, его чувства передаются младенцу.

Кстати, самые впечатлительные мамочки, как правило, медики, особенно часто — педиатры. Мы старались заставить маму расслабиться: опустить плечи, глубоко вздохнуть и выполнить упражнения релаксации для беременных.

Ребенок, ощущая беспокойство или огорчение взрослого, который за ним ухаживает, склонен плакать.

Психологическое состояние родителей — первое, на что следует обратить внимание; это гораздо важнее, чем температура в детской и прочие возможные причины, о которых мы обычно говорим матерям.

Я заметила еще одну закономерность, о которой вы не прочитаете ни в одной книге:

существует тип мам — „наседок“, для комфорта которых необходимо, чтобы ребенок выражал зависимость от них (это — результат внутренней психологической незащищенности мамы).

Такие мамы „душат любовью“, и даже со стороны видно, что они в глубине души сами не против, чтобы дети просыпались по ночам, таким образом, давая возможность еще и еще раз выразить свою любовь и заботу».

Текст статьи является моим

Об авторе
Человек, который осмеливается потратить впустую час времени, ещё не осознал цену жизни. (Чарльз Дарвин)
Поделиться

Вся информация на данном сайте приводится исключительно в ознакомительных целях и не может использоваться как рекомендация для самостоятельного лечения. Не занимайтесь самостоятельным лечение, обращайтесь к сертифицированным медицинским специалистам.

BINOW.RU © 2009 2016 Все права сохраняются за правообладателями.

При полном или частичном копировании указывать активную ссылку на BINOW.RU